19:06 

Прошу..

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Это такая прелесть! И по скольку у меня есть разрешение Автора, почему бы им не воспользоваться?

Название: Триединство.
Автор: Terrain.
Рейтинг: R.
Жанр: стёб, романтика.
Пейринг: Мадара/Дейдара, Обито/Какаши (мало), Саске/Наруто (ещё меньше).
От автора: написано на заявку naruto-kinks 7-20.
Размещение: разрешение получено

Как всё начиналось.

Шёл проливной дождь. Крупные холодные капли били по листьям, стекая вниз, на печально-сырую землю. Под дождём, озаряемый редкими вспышками молний, шёл Учиха Мадара. Он шёл без зонта, сунув руки в карманы, и мрачно размышлял о жизни. Дождь удачно гармонировал с его вселенской тоской, а глухие раскаты грома – с переживаниями, терзавшими душу Мадары.
Учихе нечем было заняться. Он уничтожил Четвёртого Хокаге, этого недоделанного выскочку, который целых три года мешал основателю клана жить спокойно. Он разрушил половину Конохи и удачно свалил всё это на Девятихвостого. Он создал подпольную организацию «Акацуки», но быть лидером среди этих психопатов оказалось чёртовски нудным занятием. Он даже помог вырезать свой собственный клан, прикрываясь местью за то, что «они все меня бросили».
Учихе Мадаре было скучно. Из-за этого он сильно страдал и мок под дождём.
Так он шёл по тёмному зловещему лесу, продираясь сквозь колючий кустарник и царапая иголками свою кожу, чтобы заглушить алчущий зов кровожадного сердца… пока не упал лицом в лужу.
Такого позора с бессмертным Мадарой ещё не случалось. Выхватив кунай, чтобы незамедлительно покарать то, обо что он споткнулся, Учиха обернулся и… опозорился во второй раз.
Дело в том, что великий основатель клана жутко боялся мертвецов. Из-за этого, кстати, терпеть не мог Орочимару, который этими мертвецами промышлял направо и налево. Поэтому, увидев, что его ногу держит чья-то белая рука, которая к тому же высовывается из-под земли, Мадара выронил кунай и громко завизжал на весь лес. Из-под земли же раздался загробный голос:
- Помоги-и…
- Сгинь, нечистая сила! – заорал в ответ Мадара.
Как ни странно, это помогло ему придти в себя и осознать, что рука растёт не из земли, а просто рукав такой чёрный и мокрый; и голос звучит тоже не из-под земли, а из изрядно помятого куста, растущего у обочины.
- Да, мне надо помыться. – раздражённо сказали из куста. – Но зачем сообщать об этом в такой грубой форме?
Учиха поднялся, осторожно подошёл к страшному растению и раздвинул ветки. Оттуда на него мрачно посмотрели шаринганом. Мадара так растерялся, что не придумал ничего умнее, как сказать:
- Идзуна? Я же тебе оба глаза вырвал, разве нет?
- Я не Идзуна. – ответил ещё один носитель шарингана. – Я Обито. И я умираю, кстати. Помочь не хочешь?
Такого наглого тона Мадара не выдержал. Тем более после того, как его, великого и бессмертного, так унизили.
- Во-первых, я старше. – сказал он. – Так что на «вы». А во-вторых, я собственноручно убил половину своего же клана. Зачем мне тебе помогать?
- Не хочешь, как хочешь. – обиделся Обито. – Я тут так и умру, истекая кровью и захлёбываясь дождём…
Мадара, который уже двинулся было дальше, остановился. Ведь Идзуна тоже сказал ему: «Ты захлебнёшься кровавым дождём слёз…». И это были его последние достойные слова. Дальше шёл сплошной мат и цензура.
«Всё-таки, они похожи… - размышлял Мадара, вглядываясь в лицо Обито. – Не совсем, конечно, но… Мне всё равно заняться нечем…»

***

В секретном логове Акацук было пусто и тихо. Кисаме ушёл на ночную рыбалку, а Пейн, вдохновившись, отправился вместе с ним. Почему они не вернулись в такой дождь, оставалось загадкой. Хотя, возможно, это было как-то связано с теми билетами в стриптиз-клуб, которые Итачи видел в кармане у Кисаме два дня назад. Конан, воспользовавшись моментом, улетела в окно лёгкими бумажными самолётиками, забыв в спальне свой лифчик. Зецу тоже куда-то пропал. Видимо, ушёл наблюдать.
Так что в коридоре Мадара встретил только Итачи и Орочимару, который плёлся за гением клана, смачно облизываясь. Итачи старательно делал вид, что не замечает змеиного саннина. И, увидев на плече у старшего Учихи мокрую и грязную груду одежды, из которой торчала пара ног в сандалиях, он тоже промолчал, лишь на секунду удивлённо приподняв бровь.
Зато Орочимару ехидно улыбнулся и спросил:
- Некрофилией решил заняться, да?
- Я живой ещё. – внезапно откликнулся болтающийся на плече у Мадары Обито.
- Я изобрёл новое дзюцу переселения сознания! – гордо подтвердил Мадара всю беспочвенность претензий Орочимару.
- Оно не новое. – зевнул саннин. – Я его уже давно изобрёл.
- Ты уничтожаешь сознание. – презрительно фыркнул Учиха. – А я сохраняю. В своём теле.
- Эй! Я не хочу в твоё тело! – завозился Обито. – Мне и в своём хорошо!
- Молчать. – веско бросил Мадара, слегка встряхнув раненого шиноби, от чего тот застонал сквозь зубы. – Я тебе жизнь спасаю, как ты и сам просил.
- Уже жалею, что просил. – буркнул Обито.
- Флаг в руки. – пожелал врагу Орочимару, когда Мадара скрылся за поворотом коридора. – Итачи-кун, а почему у тебя такие красивые глазки?
Итачи злобно заскрипел зубами, но вовремя вспомнил, что самоконтроль – важнейшее качество воина.

***

- И что будет? – Обито обвёл затуманенным взглядом потолок.
- У нас с тобой будет одно тело на двоих. – сообщил Мадара, старательно рисуя кровью нужные знаки на полу.
- А если не уживёмся?
- Тогда я запихну тебя в самый дальний угол моего сознания. – Мадара зловеще ухмыльнулся.
- А может… я умру лучше? – из уголка рта Обито тонкой струйкой потекла кровь.
Мадара наклонился к подростку и осторожно взял в ладони его бледное лицо, повернув к себе.
- Не залей своей кровью иероглифы. – произнёс он после некоторой паузы. – А то не сработает.
Обито не ответил. Тогда Мадара поднялся и сложил нужные печати.
Наступила темнота.

***

И в этой темноте шёл Учиха Мадара. Его шаги гулким эхом отлетали от беспроглядной черноты, а ноги увязали в угольном тумане. Учиха Мадара находился на краю своего сознания, пытаясь всплыть из пучины беспамятства.
«Очнись. – говорил он сам себе. – Очнись. Ты сейчас проснёшься. Откроешь глаза и проснёшься…»
Вдруг бессмертный основатель клана со всего размаху налетел на что-то твёрдое.
«Твою мать!» - раздражённо подумал Мадара, одной рукой потирая шишку на лбу, а другой шаря в темноте. Долго оставаться в неведении не пришлось, потому что дверь, которая так подло выросла на пути у старшего Учихи, открылась.
«А, это ты… то есть вы стучите!» – ухмыльнулся возникший на пороге Обито и заглянул Мадаре через плечо. – Не скажешь, что у вас светлая голова.»
Мадара кинул на подростка взгляд, наполненный злобой, но ничего не сказал и шагнул через порог.
Комната, в которой он оказался, была светлой и просторной. Белые стены, кожаный диван, два кресла, стол и холодильник. Мадара первым делом подошёл к холодильнику и открыл дверцу.
«Почему пусто?» – обвиняюще спросил он.
«Твоё подсознание, поэтому и пусто.» – пожал плечами Обито, незаметно для себя перейдя с Мадарой на «ты». Впрочем, Мадара не обратил на это внимания, так как его отвлёк совершенно новый персонаж. Новый персонаж был черноволос, черноглаз, на вид лет трёх, и в данную минуту занимался тем, что дёргал старшего Учиху за штанину.
«Это что такое? – Мадара брезгливо ткнул пальцем в малыша. – Только не говори мне, что это всё моё подсознание. Я терпеть не могу детей.»
«А он милый. – произнёс Обито, присаживаясь перед малышом на корточки. – Эй, клоп, ты говорить-то умеешь?»
«Ага.» – кивнул малыш и сунул палец в рот.
«Прикольно! – обрадовался Обито. – Слушай, давай его усыновим?»
«Чего-о? – взвился Мадара. – Я ясно сказал: не люблю детей! А это, - он снова ткнул в сторону малыша пальцем, - бред воспалённого мозга. У него даже названия нет!»
«Назовём его Тоби. – тут же откликнулся Обито. – Была у меня в детстве собака…»
«Тоби, Тоби!» – радостно завопил малыш, пробуя новое имя на вкус.
Мадара возвёл очи в горе. Малыш прыгал вокруг него, восклицая: «Тоби! Тоби! То-оби!». Этого старший Учиха вынести не мог.
«Никаких Тоби! – воскликнул он, ловя малыша за шкирку. – Вон отсюда!»
И, открыв дверь в своё сознание, он выкинул туда малыша.

***

- Доэкспериментировался! – радостно сказал Орочимару, глядя на труп подростка в окружении кровавых иероглифов, и на Мадару, сосущего палец. – Что делать будем, лидер?
Пейн вздохнул.
- «Акацуки» – это не детский дом. – произнёс он наконец. – Нужно для Зецу другого напарника искать…
- Тоби – хороший! – подал голос Мадара, тщательно выговаривая букву «р».

Как всё продолжалось…

С тех пор утекло много воды. Было пролито много слёз, сказано многое из того, что рука автора не осмеливается здесь озвучить, совершено много поступков – глупых и ещё более глупых.
Учиха Мадара интриговал, завоёвывал, захватывал власть, несколько раз даже падал с пьедестала, отбивая себе почки. Он хотел вернуться в Акацуки и насолить Орочимару, но вместо этого, совершенно неожиданно, стал Мизукаге. Управлять страной было ещё ужаснее, чем управлять Акацуками, и Учиха Мадара по-прежнему сильно скучал.
Обито подрос, и не только обращался к Мадаре на «ты», но и в грош не ставил все его грандиозные планы и великие идеи. Обито не нравилось решительно всё, чего хотел старший Учиха, и он частенько без спросу лез в сознание Мадары, путая все карты. Впрочем, если бы не Обито, то Учиха не стал бы Мизукаге, а был бы утоплен в речке благодарными гражданами. Общая развязность и хорошо подвешенный язык помогали Обито уболтать кого угодно. За исключением Пейна.
Тоби тоже вырос, но всё так же продолжал говорить о себе в третьем лице, что очень раздражало Мадару.
«Это ты его приучил! – ругался старший Учиха на Обито. – Я тебе поручил за ним следить, а ты не следишь!»
«А с какой стати я должен за ним следить? – ругался в ответ Обито. – Я в няньки не нанимался! Это была твоя идея засунуть меня в своё сознание. Ты виноват, что он появился!»
Тогда Мадара становился в величественную позу и грозно сверкал шаринганами.
«Я – бессмертный Учиха Мадара! – гордо говорил он своему оппоненту. – Учиха Мадара не может быть виноватым, потому что ему всегда есть на кого свалить вину!»
«А ещё он удивляется, отчего Тоби говорит о себе в третьем лице.» – обиженно бурчал с дивана Обито.
Тоби, тем временем, завладев телом великого Мадары, собирал на поляне цветочки и гонялся за белками.
Хотя была от него и польза. Чтобы принять обратно в Акацуки экс-лидера, Пейн придумал столько различных тестов и заданий, с которыми гордый родоначальник клана посчитал бы справляться ниже своего достоинства. Но Тоби был без комплексов и звёздных болезней, поэтому с лёгкостью нырял в болото за кувшинками, стирал трусы Хидана, давал в долг Какузу, танцевал на столе и заплетал косички будущему напарнику – Дейдаре. При этом достоинство самого Мадары не страдало, Тоби было весело, а членам тайной организации не надо было думать о бытовых проблемах.
После нескольких лет хождения Мадары вокруг да около и просьб взять его обратно (просил всегда Обито), а так же ряда различных происшествий, Акацуки уяснили, что в теле одного из самых сильных шиноби уживаются три личности. И все они ведут себя преотвратно. С одной стороны это было полезно для организации, но с другой никому не хотелось заснуть рядом с ужасным кланоубийцей, быть разбуженным посреди ночи вопросом: «Эй, чувак, а ты не знаешь почему у меня усы не растут?» и проснуться уже утром с лицом, размалёванным губной помадой Конан. Тем более, что помада Конан была едкая, различных оттенков от ярко-красного до тёмно-фиолетового, и смывалась чрезвычайно плохо. Пейн жалел нервы подчинённых и Мадару обратно не принимал. До тех самых пор, пока Сасори не разобрали на запчасти, и оказалось, что других кандидатов на ответственную должность «напарника Дейдары» нет.

***

Одетый в чёрно-красный плащ, Мадара зловещим вороном сидел на скале посреди красной каменистой пустыни и загорал, отложив в сторону маску с одной прорезью для глаза. Второй глаз у Мадары благополучно присутствовал на месте, но, как казалось Учихе, таинственность добавляла уважения. За одно он хотел скрыть от общественности те гримасы, которые умел корчить Тоби.
Мадара хмурился на солнце и вздыхал. Перед глазами всё ещё стояла соблазнительная картина рассыпавшихся по подушке золотистых волос, плавных изгибов тонкого тела и округлости узких бёдер. Дейдара мирно спал, отвернувшись лицом к стене и обняв себя за плечи. Одеяло во сне сползло, открывая прекрасный вид на достоинства подрывника, покрытые паутиной тонких шрамов. Мадара вспоминал, как протянул руку к этой неземной красоте, чтобы пальцами повторить контур предмета воздыханий, чтобы зарыться носом в пшеничные мягкие волосы, провести языком по самым глубоким шрамам… И проделать всё это, пока Дейдара не проснулся бы окончательно и не дал в челюсть, как в прошлый раз.
Но претворить свои желания ему не удалось, так как с другой стороны двери сознания послышалась возня и голос Тоби:
«Обито-нии-сан, пусти посмотреть!»
«Не на что там смотреть. – отвечал Обито. – Лучше отойди о двери, дай мне выйти!»
«Не смейте вмешиваться в мою личную жизнь!» – мысленно рявкнул Мадара.
Грозный тон не помог. Он никогда не помогал. Впрочем, против объединённых усилий Обито-Тоби не помогало вообще ничего. В голове Мадары начался кавардак.
«Мне не нравится твой выбор! – возмущался Обито. – Если уж и любить мужика, то настоящего мужика, а не трансвестита!»
«Что такое транс…тит?» – удивлённо спрашивал Тоби.
«Это когда мужик переодевается в бабу.» – пояснил Обито.
«Тебя не спрашивают! – злился Мадара. – И вообще, закрой дверь. Ты ломаешь мне кайф!»
«А мне он всё равно не нравится. Не нравится! Не нравится! – капризничал Обито. – И дверь не закрою. Буду наблюдать. Вон, Тоби тоже интересно.»
«Ага.» – радостно подтвердил Тоби.
«Это моё тело! – рычал злой Мадара. – И мой приват!»
Он подскочил к двери и попытался закрыть. Обито приналяг с другой стороны, сопротивляясь. Тоби проскочил мимо пыхтящих соперников и, воспользовавшись контролем над телом, принялся заплетать Дейдаре хвостики. Возиться с волосами подрывника было одним из любимейших занятий Тоби.
Увидев, что жертва парикмахера открыла глаза, просыпаясь, Тоби не выдержал и задал животрепещущий вопрос:
- Дейдара-семпай, а вы трансвестит?

Утро в тайной организации «Акацуки» начиналось стандартно. Первой проснулась Конан и, перебравшись через Пейна, отправилась на кухню, греметь посудой. Через некоторое время в коридор вышел сонный Хидан, зевая и почёсывая живот. Из одежды на монахе была только набедренная повязка, смутно напоминающая платок, которым Какузу закрывал лицо.
Пейн зевая, зашёл на кухню, рассеянно чмокнул Конан в щёчку и взял со стола яблоко.
- Дарую ему боль. – сонно пробормотал он, вонзив зубы в сочный плод.
Со стороны комнаты Дейдары послышался грохот и отчаянный вопль:
- Тоби – хороший мальчик!
- Я тебе покажу «хорошего мальчика»! – вопил Дейдара, от избытка ярости швыряя в Мадару подушкой. – Я тебе покажу «трансвестита»!
Из своей комнаты высунулся злой Какузу и крикнул на весь коридор:
- Хидан! Как ты посмел взять мою маску для лица?
- Жопа мёрзнет. – флегматично отозвался Хидан из ванной.
Вовремя проснувшийся Кисаме успел перехватить Дейдару за шкирку, помогая Мадаре смыться подальше от разъярённого подрывника.
Итачи же спокойно спал. Он давно привык к такому шуму по утрам и считал, что крепкий сон – залог силы воина.

Таким образом Мадара остался без утреннего секса, без утреннего завтрака и без утреннего душа. А обиднее всего было то, что загар никак не хотел приставать. Мадара очень комплексовал из-за своей белой кожи, считая, что это делает его похожим на девушку.
«Чем он тебе нравится?» – спросил из-за двери сознания Обито.
- А чем он тебе не нравится? – вслух сказал Мадара, откинувшись на спину и глядя в сине-белую высь. – Только ли тем, что на девушку похож?
Обито не ответил, прислонившись спиной к двери. Зато голос подал Тоби.
«Обито нравится другой дядя!» – сдал он покрасневшего до ушей товарища.
«Да нравится! – насупился Обито. – И он не похож на бабу. А ты с Дейдарой только один раз спал. И то, когда привязал его к кровати.»
- А ты что, подглядывал? – фыркнул старший Учиха.
«Нет, подслушивал. – ответил Обито. – Ваших стонов было достаточно, чтобы у мёртвого встало.»
«Чего встало?» – заинтересовался Тоби.
«Солнышко встало, клоп мелкий.» - пояснил Обито.
«А зачем за спящими подглядывать? Они же не шевелятся.» - продолжал выпытывать любознательный мальчик.
- Некоторые шевелятся. – рассеянно заметил Мадара, предавшись воспоминаниям о чудесных моментах и о прохладных, пахнущих мятой, губах Дейдары.
«Это как Пейн-сан с Конан-сан, да?» – решил уточнить Тоби.
Мадара моментально запутался в своих мыслях, а Обито захихикал.
«Может, в нашем клане извращенцев будет хоть один человек с нормальной ориентацией?» – давясь смехом, произнёс средний Учиха.
Мадара усмехнулся, смотря, как плывёт по небу белое пушистое облако. Облако улыбалось солнечным разрывом и подмигивало тёмным сгустком тумана.
- Всё равно он клан не возродит. – равнодушно заметил он. – Ведь он - это всего лишь часть нас двоих.

***

Дейдара сидел, облокотившись на подоконник. Ночной туман медленно вползал в открытое окно. Подрывник был так погружён в свои мысли об очередном глиняном шедевре, что вздрогнул, когда его плечи обвили сильные руки, и знакомый голос прошептал на ухо:
- Простудитесь, Дейдара-семпай.
- Ах, это ты, Тоби. – облегчённо вздохнул Дейдара, тонко разбиравшийся в личностях своего напарника. От Тоби он не ждал ничего плохого, кроме очередного шедевра бешеного цирюльника.
«Так, Тоби, теперь сними маску…» – прошептал в приоткрытую дверь сознания Обито.
«Но Мадара-сан запретил…» – попробовал возразить Учиха-младший.
«Тоби! Ты же хочешь узнать, как появляются дети? – принялся провоцировать ребёнка Обито, с опаской оглядываясь на диван, где сладко спал Мадара. – Давай, снимай. И закрой окно, а то дует.»
Тоби послушно стянул с лица круглую маску и прикрыл створки окна.
- Тоби устал. – зевнул он.
«Нет, так детей не делают. – прошипел в дверь Обито. – Поцелуй его.»
Тоби наклонился к ничего не подозревающему Дейдаре и звонко чмокнул его в щёку. Обито за дверью застонал и прикрыл рукой глаза.
- Эй! – возмутился Дейдара, отскакивая подальше. – Теперь и ты ко мне пристаёшь?
«Ну что ты наделал! – прошептал Обито. – Надо было в губы целовать. Лови его теперь по всей комнате.»
«Ловить?» – переспросил Тоби.
«Ну лови, ладно уж.» – пожал плечами Обито.
Тоби очень проникся разрешением старшего «братца» и принялся гоняться за Дейдарой по комнате. Дейдара убегал, кидался подушками и стульями, но в конечном итоге всё равно оказался прижатым к стенке, с поднятыми в захвате руками.
- Пусти, отморозок малолетний! – извивался подрывник, пытаясь вырваться, но тело Мадары, даже управляемое Тоби, было в разы сильнее.
«Теперь целовать?» – спросил совета Тоби.
«Целуй.» – дал добро Обито.
Тоби повторил попытку, на этот раз чмокнув Дейдару в нижнюю губу. Подрывник не привык к такому поведению и так удивился, что даже прекратил сопротивляться.
«Правильно?» - проконсультировался Тоби.
«Сойдёт. – махнул рукой Обито. – А теперь скажи ему что-нибудь хорошее.»
«Зачем?»
«Романтика. Она необходима для того, чтобы детей делать.»
- Дейдара-семпай, пойдёмте завтра чернику собирать? – Тоби произнёс вслух то, что по его мнению считалось «хорошим».
- Что-о? – совсем офигел от происходящего бедный Дейдара.
«Нет, балда, скажи что-нибудь про него…» – подсказывал из подсознания Обито.
- Дейдара-семпай, у вас такие уши смешные. – внял подсказке Тоби.
На это Дейдара ответил в лучших традициях Хидана – громко и нецензурно. Обито развеселился окончательно.
«Скажи ему, что у него глаза прозрачные, как у слепого старика… А зубы такие кривые и жёлтые, что это заводит неимоверно…» – захихикал в кулак средний Учиха, но тут проснувшийся Мадара схватил хулигана за ухо и отбросил от двери подальше.
- Дейдара-семпай, у вас глаза… - начал было Тоби, но и его Мадара вышвырнул вон из сознания.
К счастью для старшего Учихи и к сожалению для Дейдары, от смены личностей хватка Мадары силы не потеряла.
А основатель клана, почувствовав под собой желанное выгибающееся тело, подумал, что он вовремя проснулся.
Одной рукой удерживая над головой запястья Дейдары, другой Мадара обнял напарника за талию, прижимая к себе ещё сильнее.
- Пусти. – тихо сказал Дейдара, почувствовав перемену в жестах.
- Как-то неуверенно ты это говоришь. – усмехнулся Мадара, приникая к губам любовника уже в настоящем, взрослом поцелуе.

***

«Скажи-ка мне, Обито, - начал Мадара, довольно вытягиваясь на диване, - кто тебе нравится?»
«Не скажу. – буркнул Обито, потирая ухо. Ухо было красным, распухшим и всё ещё болело. – Тебе какое до этого дело?»
В комнате подсознания Мадары они были вдвоём. Тоби веселился снаружи, напевая что-то весёлое, про птичек.
«Ты тоже живёшь в моём теле. – объяснил Мадара. – И терпишь моего любовника. Я подумал, может мне потерпеть твоего?»
«Что-то ты добрый сегодня.» – огрызнулся из угла Обито.
«Конечно, добрый. – Мадара снова потянулся. – У меня был хороший секс. Дейдару в этот раз даже привязывать не пришлось…»
Обито презрительно фыркнул.
«И потом, я не хочу иметь разногласий с самим собой. – закончил Мадара. – Это шизофрению напоминает.»
«Напоминает? – удивился Обито. – У тебя даже не раздвоение, а растроение личности! А ты говоришь, «напоминает». Это уже не шизофрения, а диагноз.»
«Шизофрения и есть диагноз, неуч. – добродушно заметил Мадара и решил вернуться к начатому разговору. – Так это Какаши?»
Обито перестал шмыгать носом и замер, но не обернулся.
«Значит, Какаши. – удовлетворённо кивнул Мадара. – Да уж, он на девушку совсем не похож. Не в моём вкусе.»
«Как ты узнал?» – хрипловатым голосом спросил Обито, на этот раз повернувшись к старшему Учихе лицом.
«Подслушивал. – беспечно признался Мадара, болтая ногами. – И подсматривал, как ты выпендривался тогда на ветке.»
Обито обиженно засопел.
«Он мой друг. – заявил он, насупившись. – Я ему глаз отдал.»
«И поэтому решил, что он под тебя ляжет? – съехидничал Мадара. – Вернее, под меня…»
«С чего ты взял? – вдруг улыбнулся Обито. – Может я под него? Вернее, ты.»

«Обито-нии-сан. – Тоби тронул подростка за плечо. – А давай посмотрим, что там сейчас Мадара-сан и Дейдара-семпай делают?»
«Хочешь нарваться, тогда и смотри.» – шмыгнул разбитым носом Обито и слизнул кровь с кровоточащей губы.
Мадара не мог доказать Обито, что его тело пассивом быть не может. Поэтому за неимением других претендентов, активно доказывал это Дейдаре.

Чем всё закончилось.

Шёл проливной дождь. Крупные холодные капли били по бездушным серым камням, обожжённым огнём Аматерасу. Под дождём, озаряемый редкими вспышками молний, на корточках сидел Учиха Мадара, сверху вниз взирая на лежащих, словно по фэн-шуй, родственников. Тоска терзала его сердце, и это сердце жаждало крови.
- Итачи умер. – произнёс Зецу. – Можно я его съем?
- Ешь. – равнодушно пожал плечами Мадара. – Только глаза не трогай, а положи в баночку с формалином.
- Зачем они тебе? У тебя свои есть.
- Будут запасные.
- А с Саске что делать? – спросил Зецу. – Он вроде дышит ещё.
Мадара промолчал, разглядывая лежащего без сознания парня. Последнюю надежду на возрождение клана. Сильного шиноби, за которого Итачи отдал жизнь. Человека, который убил Дейдару.
- Приятного аппетита. – сказал наконец Мадара. – И его глаза тоже в баночку.

Флешбек.
Тоби ревел, потирая глаза кулачками.
«Он был стра-ашный. – всхлипывал он. – И молниями кидался…»
«И ты убежал? – бушевал над ним Мадара. – Ты бы мог меня позвать! А теперь что? Мы за километры от него, а он там погибает!»
«Тоби не хоте-ел…» – ныл мальчик.
«Ты его бросил, гад такой! Против Саске он не выстоит! Саске – мой потомок, а Дейдара – всего лишь любовник!»
Тоби зарыдал ещё громче.
Обито в комнате не было. Как только из сознания вернулся насмерть перепуганный Тоби и сообщил, что «Дейдару-семпая там убивает Итачин ото-ото», Обито тут же убежал «посмотреть». Теперь Тоби стоял посреди комнаты и плакал, а Мадара бегал вокруг и ругался.
«Что мы теперь можем! – кричал он. – Ничего мы теперь не можем! А всё ты виноват! Ты точно в Обито, а не в меня. Только Обито может так испоганить ситуацию!»
«Что ты орёшь на ребёнка? – произнёс возникший в проёме двери Обито. – Нет бы самому выйти в сознание и спасти своего ненаглядного.»
«Э? – сказал Мадара, внезапно осознав, что так действительно можно было сделать. – Ещё не поздно?»
«Уже поздно. – ответил Обито, преграждая выход. – Взорвался твой Дей-Дей.»
Мадара с размаху сел на диван. Комната наполнилась звоном и потемнела. Старший Учиха сжал кулаки с такой силой, что ногти до крови впились в ладонь.
«Не кричать.» – сказал он самому себе.
Тоби продолжал громко плакать.
Конец флешбека.

«Эм, Мадара? – из-за двери сознания раздался неуверенный голос Обито. – Можно тебя спросить?»
«Спрашивай.» – разрешил Мадара.
«Как ты теперь относишься к Какаши?»
«Так же как и раньше.»
«Нет, я имел ввиду мои с ним отношения.» – уточнил Обито.
«Встречайся с кем хочешь. – равнодушно сказал Мадара. – Я в печали, и мне всё равно.»
«Точно можно встречаться?»
«Да.»
«И даже быть пассивом?»
«Ладно, чёрт с тобой, будь пассивом.»
«Слово?»
«Слово бессмертного Учихи Мадары нерушимо.»
«Прикольно. – обрадовался Обито. – Значит, я могу тебе сказать, что я соврал.»
«В чём соврал? – меланхолично спросил Мадара, наблюдая, как Зецу грызёт ногу Итачи. – Ты съел пачку чернослива, а не Тоби?»
«Нет. – покачал головой Обито. – Я тебе соврал, что Дейдара умер… На самом деле, пока ты ненавидел Тоби и пребывал в депрессии, лёжа на диване, я его спас.»
«А что же ты раньше молчал?! – закричал осознавший ситуацию Мадара. – Он где сейчас?»
«А ты бы иначе не разрешил мне встречаться с Какаши. – хитро улыбнулся Обито. – И потом, пока ты страдал, я так оторвался, ты представить не можешь. Чего стоили горячие источники и лыжный курорт…»
«Где Дейдара, шантажист хренов?»
«Я воспользовался твоим положением Мизукаге и приютил его у туманников. Там один минус – суши в меню нет.»

- Погоди. – остановил Мадара Зецу, который уже подбирался к Саске. – Не ешь его. Я другое придумал.
- Ну ладно. – развёл руками Зецу. – Я уже и сам думал, что лопну.

***

На широкой кровати, под мягким шёлковым одеялом лежали трое. Какаши курил, выдыхая ароматный дым в сторону открытого окна. Дейдара спал, по привычке повернувшись на бок, обнимая свои плечи. Мадара лежал посередине, закрыв глаза и раскинув руки.
«Хорошо получилось. – удовлетворённо выдохнул Обито. – Тебе тоже понравилось?»
«Неплохой опыт. – согласился Мадара. – Давненько у меня не было такой замечательной групповушки. Хорошо хоть Тоби не проснулся.»
«А ты клан, часом, не собираешься восстанавливать?» – ехидно спросил Обито.
«Пусть этим Саске занимается.» – отмахнулся Мадара.
Тоби во сне сладко посапывал и сосал палец.

***

- Саске! – позвал Наруто, переворачиваясь на спину. Новая простыня приятно холодила разгорячённое тело.
- Чего тебе? – откликнулся Саске, машинально проводя ладонью по гладкому животу любовника.
- А как же твоя мечта клан восстановить?
- Пусть этим Мадара занимается. – отмахнулся Саске и потянулся за поцелуем.

@темы: Deidara, Hidan, Kakuzu, Konan, Madara, Pain, Tobi, фанфики

Комментарии
2009-11-18 в 21:20 

К каждому человеку можно найти свой ключик. Лично я предпочитаю скальпель (c) Николай Пирогов
Улыбнуло :lol:

2009-11-23 в 10:22 

Ага, подняло утреннее настроение!

2009-11-23 в 17:38 

Милая, успокойся. Сейчас я размажу его по стенке и приду (c)
Я очень рада. Автор и правда молодец.

2009-11-25 в 20:36 

Shinsoo
Есть женщины, созданные для любви, и есть женщины, созданные для интриг. Уильям Теккерей
чудесный фик! некоторые фразы можно на цитаты растаскивать ^__^

автору огромная благодарность!

2010-01-11 в 00:18 

greenmusik
долблюсь в глаза с 1990г.
:inlove: :hah::lol2:

2012-04-25 в 01:11 

Ах как это все роскошно.......

URL
     

Akatsuki

главная